http://www.gemotest.ru/ онкомаркер са что показывает - что показывает онкомаркер.

ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ

АВТОРИЗАЦИЯ

ГОЛОСОВАНИЕ

Все ли секреты Теслы изучили?
Возможно все
Скорее нет
Без понятия
Его секреты неизучаемы

Реклама

НИКОЛА ТЕСЛА

Никола Тесла — физик, инженер, изобретатель в области электротехники и радиотехники. Награжден Золотой медалью Эллиота Крессона, Медалью Эдисона и Медалью Джона Скотта.

Приобретенная известность

Приобретенная известностьВпечатляющая лекция с наглядной демонстрацией, прочитанная Теслой перед Американским институтом инженеров-электриков в Нью-Йорке, привлекла к его работе внимание сообщества электротехников всего мира. У большинства из них не было сомнений в том, что открытия Теслы - это начало новой эпохи в электротехнической индустрии. Но что с ними делать? Лишь немногие производители могли воспользоваться ими. Эти открытия можно было сравнить с пятикилограммовым алмазом: никто не сомневается в ценности камня, но кто может приобрести его или как-то использовать?

Сам Тесла в это время не особенно задумывался об извлечении коммерческой выгоды из своих открытий. Полным ходом шла работа над программой экспериментов, которая была далека от завершения и до окончания которой он больше ничем не хотел заниматься. Он предполагал, что ему не останется ничего иного, как основать собственную компанию и заняться производством своих генераторов, двигателей и трансформаторов, но это не позволило бы ему вести эксперименты, которые очень увлекали его и которых он не хотел прерывать. Поэтому извлечение прибыли из своих изобретений представлялось ему проблемой, решение которой можно было и отложить, насколько это зависело от него, по крайней мере пока финансируется его текущая работа.

Джордж Вестингауз, глава «Вестингауз электрик компани» в Питтсбурге, был человеком дальновидным. Его уже знали как изобретателя ряда электрических устройств, но главным образом как разработчика железнодорожных пневмотормозов, который разбогател на своих изобретениях. Он понял огромные коммерческие возможности, которые предоставляли изобретения Теслы, и огромные преимущества использования переменного тока по сравнению с использованием постоянного. Это был практичный бизнесмен, который не ограничивал себя в выборе между переменным и постоянным током.

У Эдисона же, главы компании «Эдисон дженерал электрик», ограничения были. Им была изобретена электрическая лампа накаливания. Осуществив свой проект, он искал возможности его коммерческого использования. Чтобы можно было продавать его лампы, требовалось сделать доступным электричество, а для этого нужно было строить электростанции и проводить линии электропередачи. Уже имевшиеся лампы другого вида - дуговые - мало интересовали его. Электростанции по системе Эдисона были рассчитаны на постоянный ток низкого напряжения. В то время употреблялись двигатели постоянного тока, и большинство работников технической сферы полагали, что практичный двигатель переменного тока вряд ли когда-нибудь появится. Поэтому, с точки зрения Эдисона, постоянный ток давал ряд практических преимуществ.

А вот Вестингауз не был привязан ни к какому проекту вроде лампы накаливания, который ограничивал бы его необходимостью дополнительных условий, таких как постоянный ток, поэтому на связанные с переменным током изобретения Теслы он мог смотреть без предвзятости и совершенно объективно. К решению он пришел через месяц после того, как Тесла прочитал свою лекцию, а, приняв его, послал ему краткое сообщение о том, что посетит его в его лаборатории.

Два изобретателя никогда не виделись прежде, но каждый из них был хорошо знаком с работой другого. Вестингауз, родившийся в 1846 г., был на десять лет старше Теслы. Это был внушительного вида невысокий, тучный человек с бородой, привыкший к прямоте в ведении своих дел, которая доходила у него почти до грубости. Тесла, которому было тридцать два года, имел высокий рост, темные волосы, был красив, строен и обходителен. Стоя в лаборатории Теслы, они составляли полную противоположность друг другу, но у них были три точки схождения: оба были изобретателями, оба были инженерами и оба любили электричество. В лаборатории у Теслы находились генераторы, трансформаторы и двигатели, позволявшие ему демонстрировать свои изобретения и модели в условиях реального действия. Вестингауз чувствовал себя здесь в своей тарелке и скоро пришел в полный восторг как от самого изобретателя, так и от его изобретений.

Под влиянием самых благоприятных впечатлений Вестингауз решил действовать незамедлительно. Вот как передал автору их разговор сам Тесла:

— Я дам вам миллион долларов наличными за патенты, связанные с переменным током, плюс лицензионный платеж, - выпалил Вестингауз ошарашенному Тесле. Но этот высокий, учтивый джентльмен не подал и виду, что почти шокирован таким сюрпризом.

— Если лицензионный платеж составит по доллару за лошадиную силу, я приму предложение, -ответил он.

— Миллион наличными и по доллару за лошадиную силу, - повторил Вестингауз.

— Это приемлемо, - сказал Тесла.

— Продано, - произнес Вестингауз. - Чек и контракт вы получите в ближайшие дни.

Это была грандиозная сделка, заключенная без заботы о деталях двумя великими людьми, каждый из которых обладал способностью смотреть в будущее, прозревая его, словно на гигантской панораме, и каждый из которых имел полную веру в другого.

Сумма, выложенная за изобретение, была по тем временам, без сомнения, рекордной. Хотя Тесла предпочитал говорить о своей многофазной системе как о едином изобретении, всего, тем не менее, он продавал около двадцати изобретений, на которые уже получил патенты, и примерно еще столько же, на которые патенты только ожидались. В целом сделка включала сорок патентов, большинство из которых были доминирующими, поэтому за каждый из них он получал около 25 000 $. Вестингауз же делал рекордное приобретение, покупая патенты оптом.

Вестингауз уговорил Теслу поработать год в Питтсбурге, на «высоком окладе», консультантом по коммерческому применению его изобретений. Благодаря щедрому предложению питтсбургского магната по покупке патентов Тесле больше не нужно было беспокоиться о необходимости посвящать значительную часть своего времени коммерческому продвижению своих изобретений через собственную компанию, поэтому он вполне мог потратить год на работу в Питтсбурге.

Когда Вестингауз посетил лабораторию Теслы, тот продемонстрировал ему чудесно действовавший аппарат, рассчитанный на работу с током частотой в 60 герц. Исследования Теслы показали, что именно такая частота позволяла получить наибольшую эффективность. Более высокие частоты позволяли экономить металл, но снижение эффективности и технические трудности, возникавшие при этом, никак не компенсировались весьма незначительной выгодой от такой экономии. А на более низких частотах нужно было больше железа, и размеры аппарата росли быстрее, чем его эффективность.

Отправляясь в Питтсбург, Тесла думал разрешить все проблемы менее чем за год. Здешние инженеры, однако, бились над проблемой создания такого двигателя, который будет, во-первых, плавно и надежно работать; во-вторых, будет экономичным; в-третьих, будет иметь невысокую себестоимость; и, в-четвертых, будет простым в изготовлении. Были у них и другие трудности. Тесла думал над этими проблемами, но не придавал им такого значения, как инженеры. Кроме того, он был непреклонен в выборе 60 герц как стандартной частоты для переменного тока, тогда как инженеры, имевшие опыт работы с частотой в 133 герца, не были так уж уверены, что более низкая частота будет наилучшей для двигателей Теслы. Так или иначе, изобретатель, которого больше интересовали принципы, вступил в конфликт с инженерами, поглощенными проблемами практического применения. Было очень сложно заставить двигатель Теслы работать на однофазном токе при небольших габаритах. Требовалась специальная доработка, чтобы, работая от однофазного тока, двигатель проявлял бы некоторые особенности работы от двухфазного.

В целом ситуация была противна Тесле. Видя, что его совет относительно собственного изобретения не принимается, он уехал из Питтсбурга. Вестингауз был уверен, что положение можно как-то разрешить. Пытаясь уговорить Теслу остаться, он предложил ему - как много лет спустя рассказывал сам Тесла - двадцать четыре тысячи долларов в год, или треть чистой прибыли компании, и собственную лабораторию, если он останется и будет руководить развитием своей системы. Однако Тесла - теперь состоятельный и жаждавший вернуться к новым исследованиям - отверг это предложение.

Работа по развитию системы, продолженная и после его отъезда, позволила вскоре найти практические решения для всех размеров двигателей и генераторов, и был налажен их серийный выпуск. Тесла был рад узнать, что частота в 60 периодов, которой он непреклонно придерживался, но которую подвергали сомнению на том основании, что она не так практична в малогабаритных аппаратах, принята в качестве стандартной.

По возвращении в свою нью-йоркскую лабораторию Тесла заявил, что за весь проведенный в Питтсбурге год не сделал никакого достойного вклада в электротехническую науку. «В Питтсбурге я не был свободен, - объяснял он, - но был зависим и не мог работать. А для творческой работы мне нужна полная свобода. Когда же я избавился от этой ситуации, идеи и изобретения хлынули в мой мозг Ниагарским водопадом». В последовавшие четыре года он посвятил большую часть своего времени дальнейшему развитию своей многофазной системы электропитания и сделал заявки на сорок пять патентов, которые и были ему выданы. А патенты, выданные ему в других странах, увеличили это число еще в несколько раз.

Идеи двух гигантов среди изобретателей - Эдисона и Теслы - сталкивались лоб в лоб. Из лабораторий двух гениев, находившихся в пределах видимости друг от друга на Пятой Южной авеню в Нью-Йорке, выходили открытия и изобретения, потрясавшие мир.

Между Эдисоном, строго придерживавшимся постоянного тока, и сторонниками тока переменного были большие разногласия. До разработки энергосистемы Теслы это поле интенсивно разрабатывали «Томсон-Хьюстон» и «Вестингауз электрик», пытаясь наладить проведение линий электро- и дугового освещения. Эдисон участвовал во многих баталиях с этими конкурентами, критикуя переменный ток за связанную с высоким напряжением опасность. И появление системы Теслы лишь подлило масла в огонь.

Тесла был убежден, что когда в тюрьмах штата Нью-Йорк для казни осужденных на электрическом стуле стали применять переменный ток высокого напряжения, Эдисон в своих интересах организовал кампанию по дискредитации переменного тока. Нет сомнений в том, что выбор тюремных властей явился большим подспорьем для группы приверженцев постоянного тока, но выбор этот основывался, несомненно, на том, что постоянный ток практически невозможно получить при высоком напряжении, тогда как потенциал переменного тока очень легко повышается. Однако при одинаковом напряжении и силе тока постоянный ток так же смертелен, как и переменный. Но в этой «войне токов», как и в любой другой, главную роль играли эмоции, а не обращение к очевидным фактам.

Задача электрификации Соединенных Штатов - а именно за нее и взялся Джордж Вестингауз, когда начал использовать патент Теслы, - была поистине гигантской и требовала не только инженерного таланта, но и капиталов. «Вестингауз электрик» переживала невероятный рост своей коммерческой деятельности, но этот рост пришелся на время, когда в стране начинался спад деловой и финансовой активности, и у Вестингауза вскоре возникли трудности.

Кроме того, то была эра, когда конкурировавшие между собой гигантские финансовые круги боролись за контроль над промышленной структурой страны через контроль над капиталом. Это было время объединений, когда финансисты строили большие предприятия, сливая мелкие компании в родственных областях, причем нередко подобные объединения создавались без учета желаний владельцев компаний.

Одно из подобных объединений, инициированное и организованное по взаимному согласию, вобрало в себя компании «Томсон-Хьюстон» и «Эдисон дженерал электрик» - двух крупнейших конкурентов «Вестингауз электрик», образовав нынешнюю «Дженерал электрик». Это был вызов конкурирующим финансовым кругам.

Благодаря патентам Теслы бизнес Вестингауза расширялся весьма быстро. Но поскольку вследствие этого его финансовая структура несколько утратила гибкость, то финансовые операции превратились в его слабое звено, и вскоре он оказался в сетях объединения, включавшего вместе с ним несколько меньших компаний. Участвовавшие в этом финансовые круги потребовали реорганизации «Вестингауз электрик» в качестве шага к объединению с «Ю.С. электрик» и «Консолидид электрик лайт», чтобы образовать в результате компанию «Вестингауз электрик энд мэньюфэкчуринг».

Перед реорганизацией финансисты из стратегических соображений потребовали от Вестингауза отказаться от части своих планов и проектов, которые считали нецелесообразными или вредными для включения новой компании в новую организацию, которая с финансовой точки зрения будет здоровее.

Одним из условий был разрыв Вестингаузом контракта с Теслой о лицензионных выплатах, составлявших по доллару за лошадиную силу со всех работающих на переменном токе изделий, продаваемых по его патентам. (Никаких документальных свидетельств этого патента нет. Автор нашел два источника информации. Один из них полностью соответствует тому, о чем здесь говорится, а согласно другому, миллион долларов лицензионных выплат Тесла получил в качестве предоплаты, как якобы говорил он сам, утверждая, что больше никаких лицензионных выплат не было.) Финансовые советники указывали, что если расчеты Вестингауза относительно дел компании в наступающем году хоть в какой-то мере оправдаются, то размер платежей по этому контракту составит громадную сумму в миллионы долларов, а в момент реорганизации это представлялось опасным бременем, угрожающим стабильности, которой они искали для новой организации.

Вестингауз никак не хотел идти на это. Он настаивал на том, что лицензионные платежи это общепринятая практика и они не лягут бременем на компанию, поскольку включаются в стоимость продукции, оплачиваются покупателями и не затрагивают доходов компании. Сам будучи изобретателем первой величины, Вестингауз руководствовался острым чувством справедливости в своих отношениях с другими изобретателями.

Финансовые советники, однако, не собирались отступать. Они прижали Вестингауза к стене, настаивая, что выплаченный им Тесле миллион долларов это больше, чем адекватная плата за изобретение, и что такими непомерными платежами он ставит под угрозу финансовую структуру компании и интересы своих банкиров. А любая дополнительная угроза реорганизации в попытке сохранить контракт о лицензионных выплатах, по их мнению, лишит компанию спасительной поддержки.

В итоге вся ситуация свелась к банальному «либо..., либо...».

От Вестингауза потребовали вступить с Теслой в переговоры, что было для него крайне неприятно. Тем не менее Вестингауз был реалистом из реалистов. Он никогда не прятался от фактов и всегда встречал происходящее с резкой прямотой. «Я дам вам миллион долларов наличными за патенты, связанные с переменным током, плюс лицензионный платеж»: он высказался кратко и прямо, покупая патенты у Теслы. Теперь же перед ним стояла проблема выхода из положения, которое он сам с такой легкостью создал. Но тогда говорили деньги, и деньги были у него; теперь же ситуацией владел Тесла, имевший многомиллионный, безупречно составленный контракт, с которым он мог идти в суд и требовать выполнения его условий. Успех Эдисона в судебной тяжбе с нарушителями прав из его патента на электрическое освещение, обернувшийся катастрофой для многих компаний, посягавших на его патентную собственность, заставил весь индустриальный мир изменить свое отношение к патентным правам на благоразумное уважение.

У Вестингауза не было ни малейших причин надеяться, что Тесла проявит какую-то склонность отказаться от своего контракта или согласиться на снижение лицензионных выплат. Он знал, что его гордость была задета несогласием питтсбургских инженеров и что теперь он вряд ли готов на уступки. Но помнил Вестингауз и об успехе, который принесло ему воплощение идей Теслы. Больше всего его утешало то, что этот контракт он заключал с самыми честными намерениями - и с теми же честными намерениями он пытался сейчас разрешить гораздо менее приятную ситуацию. Взамен контракта он мог бы предложить Тесле руководящую должность в компании, ведь такое соглашение принесло бы взаимную выгоду обоим.

Нет никакой возможности установить точную стоимость принадлежавшего Тесле контракта. Его патенты затрагивали все сектора новой энергосистемы, основанной на переменном токе, и лицензионные платежи могли получаться и с оборудования электростанций, и с электродвигателей. Электроэнергетическая отрасль тогда только нарождалась, и никто не мог заглянуть в будущее и увидеть там грандиозные объемы этого бизнеса, которых ему еще предстояло достичь. (Последние данные показывают, что в 1941 году в Соединенных Штатах действовали электрогенераторы общей мощностью 162000000 лошадиных сил, и практически все они давали переменный ток. Исходя из постоянного роста с 1891 по 1941 год, общая мощность в 1905 году, когда истек срок действия первых патентов Теслы, должна была составлять около двадцати миллионов л.с. Но это явно слишком большое число.

Согласно переписи электростанций Соединенных Штатов, проведенной Т. Коммерфордом Мартином («Электрикал Уорлд», 14 марта 1914 года), в 1902 году общая мощность действовавших генераторов составляла 1 620000л.с., а в 1907 году это число возросло до 6 900 000 л.с.. Исходя из этого, получается, что в 1905 году, когда истек срок действия первых патентов Теслы, это число должно было равняться 5000000. В это время на многих предприятиях, где до того использовали паровые машины, установили электрогенераторы, и эти предприятия не были подключены к общей системе электропитания и не учитывались при подсчете общей мощности электростанций. Если же добавить и их, то число возрастает еще приблизительно до 7000000. Со всего этого оборудования, в соответствии с договором о долларе за лошадиную силу, Тесла мог получить 7000000 $ лицензионных платежей. Кроме того, он мог бы получать и лицензионные платежи за электродвигатели, питавшиеся от этих генераторов. Даже если бы они потребляли только три четверти вырабатывавшейся энергии, это давало бы ему право на дополнительные лицензионные платежи в сумме 5000000 $, или всего 12000000 $.)

Даже самому ловкому и умелому дельцу совсем не просто уговорить человека отказаться от контракта, обещающего ему многие миллионы долларов, или согласиться на сокращение своих доходов на целые миллионы.

Вестингауз явился к Тесле в ту же лабораторию на Пятой Южной авеню, где за четыре года до того купил у него патенты, и без обиняков и извинений изложил ему ситуацию.

—Ваше решение, - сказал питтсбургский магнат, - определит судьбу компании «Вестингауз».

—Допустим, я не захочу отказываться от контракта. Что вы будете делать? - спросил Тесла.

—В таком случае вам придется иметь дело с банкирами, потому что тогда я уже не буду властен над ситуацией, - ответил Вестингауз.

—А если я откажусь от контракта, то вы сохраните компанию и оставите контроль за собой, чтобы осуществить свои планы и дать миру мою многофазную систему? - продолжал Тесла.

— Вашу многофазную систему я считаю величайшим открытием в сфере электричества, - начал объяснять Вестингауз. - Стараясь дать ее миру, я и оказался в этом затруднительном положении, но я намерен продолжать и, что бы ни случилось, осуществить свои планы по электрификации страны на основе переменного тока.

— Мистер Вестингауз, - сказал Тесла, выпрямляясь во весь свой двухметровый рост и обращаясь сверху вниз к питтсбургскому магнату, который и сам был крупным человеком, -мы давно дружим с вами, и вы верили в меня, когда у других не было веры в меня. У вас хватило смелости и решительности заплатить мне миллион долларов, когда у других такой смелости не было. Вы поддерживали меня даже тогда, когда ваши собственные инженеры проявили недальновидность и не увидели впереди тех великих достижений, которые видели мы с вами. Вы стояли на моей стороне, как настоящий друг. Польза, которую получит цивилизация от моей многофазной системы, значит для меня больше, чем эти деньги. Мистер Вестингауз, вы сохраните свою компанию, чтобы проводить в жизнь мои изобретения. Вот ваш контракт, а вот мой - я порву их на мелки кусочки, и вам больше не придется беспокоится о лицензионных выплатах мне. Этого достаточно?

Подтверждая свои слова действием, Тесла порвал контракт и выбросил его в мусорную корзину. А Вестингауз, благодаря столь великодушному жесту, смог вернуться в Питтсбург и воспользоваться преимуществами реорганизованной компании, которая превратилась в нынешнюю «Вестингауз электрик энд мэньюфэкчуринг», чтобы исполнить свое обещание Тесле и подарить миру его систему переменного тока.

Пожалуй, нигде в истории не отмечено столь великодушной жертвы во имя дружбы, как колоссальный дар Теслы Вестингаузу в виде 12000000 $таки не полученных лицензионных платежей, хотя сам Вестингауз выиграл от этого лишь косвенно.

Вполне вероятно также, что отказ Тесле в лицензионных платежах вылился для человечества в одно из величайших препятствий на пути научного и индустриального прогресса. Через несколько лет Тесла, по-прежнему остававшийся интеллектуальным гигантом и еще не достигший пика своего роста, продолжавший щедро источать изобретения и открытия первой величины, равные по значению его первым достижениям, положившим электроэнергию в основу нашей жизни, оказался без средств на развитие своих открытий, в результате чего многие из них просто пропали для нас.

Через пятьдесят лет после столь великодушного отказа от денег во имя дружбы, лет, в течение которых он мог наблюдать, как ставшая благодаря ему доступной электроэнергия поднимает благосостояние Соединенных Штатов и мира в целом, его пригласили выступить с речью на посвященном ему торжестве в Институте помощи иммигрантам. Тесла, которому было тогда около восьмидесяти, не смог приехать лично. Десятки лет он испытывал нищету, встречая насмешки за неспособность развивать сделанные им, по его словам, изобретения и часто меняя гостиницы из-за невозможности платить по счетам. Невзирая на все это, он не таил никакого зла на Вестингауза, из-за которого пожертвовал 12000000 $ лицензионных платежей. Напротив, он питал к нему самые дружеские чувства. Об этом свидетельствуют слова из посланной им в Институт речи, которая была прочитана за торжественным обедом в отеле «Балтимор» 12 мая 1938 года:

«Джордж Вестингауз был, на мой взгляд, единственным человеком на этой планете, кто мог при тогдашних условиях принять мою систему переменного тока и выиграть сражение с предубеждением и властью денег. Он был пионером и одним из достойнейших и благороднейших людей мира, которым Америка вправе гордиться и перед которым человечество в огромном долгу благодарности».

6-04-2012, 11:56
Опубликовано в категории: Биография
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.